Георгий Юнгвальд-Хилькевич. Мушкетеры и Высоцкий

«На моем пути встреч было немало. Но хочется рассказать о не самом любимом ребенке и самом любимом друге» .
Смотрю на Боярского и вижу, что он уже набрался и лошади не видит вообще. Но все-таки вскочил на коня! Миша — уникальный тип Смотрю на Боярского и вижу, что он уже набрался и лошади не видит вообще. Но все-таки вскочил на коня! Миша — уникальный тип Фото: Из архива Г. Юнгвальд-Хилькевича

Я не стал его насиловать. И тут отошел от Дюма. Фильм, как взрослеющий ребенок, начинал жить своей жизнью, все дальше уходя от первоначальных замыслов родителя.

Но зато вне кадра актеры стараниями Миши Боярского, Игоря Старыгина, Вали Смирнитского и Володи Балона (он сыграл де Жюссака) вполне соответствовали логике Дюма. Дебоширили, пили безбожно, жили разгульной жизнью и оплодотворяли все, что шевелится, вызвав после нашего отъезда во Львове и его окрестностях просто демографический взрыв. Тут уже мне пришлось выступать не папой Карло, а Бармалеем с кнутом — боролся с ними нещадно. Принципиально даже жил в другой гостинице и никогда не участвовал в попойках. И дело не в разнице в возрасте или тем более в статусе. Но если бы я вместе с ними пил, разве имел бы потом моральное право взять бутылку водки, найденную в гримерной, и расколотить ее о подоконник?

А я это делал. Вот такие были отношения. Что любви их ко мне не добавляло.

И это при том, что сам тогда был таким же алкоголиком. Хотя слово «был» в принципе неверно — по моему глубокому убеждению, несмотря на то, что не пью ни капли уже пятнадцать лет, алкоголики бывшими не бывают. Именно потому, что тогда смог «завязать» на время работы, считал, что они тоже должны, мы же общее дело делали. И драконовскими методами добился, чтобы разгул стал возможен только в свободное время. Ребята прекрасно работали, не жалея себя. А что происходило потом... Это уже их личное дело.

Но пару раз все-таки чуть не сорвали съемку. Мы два дня снимали сцену бала, а мушкетеры в это время гудели так, что сотрясалось все вокруг. На утро у нас запланирован эпизод, когда король Табаков завтракает «на траве». Снимали в Пидгирцах, местечко такое подо Львовом.

Тащимся туда по колдобинам на студийном транспорте, за нами два шикарнейших автобуса-лимузина — след в след. Я спрашиваю:

— Это что за почетный эскорт нас сопровождает?

Артисты глазки отводят.

— Ты ж понимаешь, Хил, мушкетеры не могут отказать дамам в легком капризе.

Девушки — красотки как на подбор, одна другой лучше, думал, манекенщицы.

Я и предложил им запросто: «Давайте, красавицы, поснимайтесь в массовке». — «Нет, мы не будем». Дамы-то оказались обкомовскими, то есть буквально — дочки-жены партийных начальников. Расположились поблизости, накрыли «поляну». И вот то один мушкетер исчезнет, то другой, бегают на «поляну», прикладываются. А сцена снимается, где Портос скачет и д’Артаньян на полном ходу должен вскочить к нему на круп коня — опаснейший кусок. Боярский только с «поляны» спустился, смотрю и в ужасе понимаю, что он лошади не видит вообще. У меня ступор. Все-таки он вскочил! Миша — уникальный тип. Но мне этой минуты хватило. Собрал всех, пришлось апеллировать к совести, чего я не выношу делать. Они спрашивают: «За что? Мы ж снялись. Георгий Эмильевич, вы просто придираетесь!» И конечно, тихо ненавидели меня за то, что портил им жизнь и не давал развлекаться.

А во время сцены завтрака под неприятельскими пулями на бастионе Сен-Жерве ребята решили, видно, повторить подвиг своих героев и вместо обычного реквизиторского чая в бутылках начали в кадре глушить реальное вино.

Пошла натуральная пьянка, при этом они четверо, как вы, наверное, помните, отбиваются от целой армии. Я вижу — все в дупель. Особенно Игорь, бедный, он быстро пьянел: «Скока-скока там человек? Ничо, мы их постреляем». И я: «Стоп, стоп, стоп!» Пришлось прекратить съемку и доснять на следующий день. Но это был финал картины, экспедиция заканчивалась... Все рыдали и стонали: и мушкетеры, и сотни любопытных, и съемочная группа — и я простил подлецов. Самого подмывало напиться!

Я был не против, когда актеры по чуть-чуть прикладывались, даже на пользу: глаза блестят, дух мушкетерский просыпается. Но так Боярский мог, Смирнитский, а Старыгин выпивал два бокала шампанского или сто граммов водки, забывал текст и постоянно, обращаясь к д’Артаньяну, говорил: «Арамис, как вы скажете?» Все пришлось переозвучивать.

А сколько раз было, что Игорь стоять не мог совсем, поддерживать приходилось: ассистент ложился и шваброй его спину подпирал. На «Мушкетерах двадцать лет спустя» у нас дикие конфликты были. Старыгин перед сложнейшим эпизодом с лошадьми совсем никакой лежал в гостиничном номере. Финал картины, а Игоря нет, все пришлось снять с дублером. Я распорядился отправить его в Москву. А Старыгин, горемыка, когда за ним пришли ассистенты, схватил вешалку-стойку в номере гостиницы и заявил, что она его единственный друг и без нее он никуда не полетит.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Юлия Началова. Мой ангел-хранитель

Юлия Началова. Мой ангел-хранитель





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


София Вергара (Sofía Vergara) София Вергара (Sofía Vergara) Актриса, модель, телеведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй