Лидия Крючкова. Любовь длиною в вечность

«Мы прожили вместе 32 года, но если бы это было всего 32 дня, ни забыть, ни разлюбить Николая я бы не смогла».
«Тебе плохо?» — бросилась к нему внучка Катя. «Что-то давит на бок, мешает. Посмотри за спиной: что там такое?» — «Тигренок!!!» «Тебе плохо?» — бросилась к нему внучка Катя. «Что-то давит на бок, мешает. Посмотри за спиной: что там такое?» — «Тигренок!!!» Фото: Из архива Л. Крючковой

Услышав, что Крючков с женой и дочкой ютятся на тридцати шести метрах, Промыслов оторопел: «Мы же много раз встречались с Николаем Афанасьевичем, он о других хлопотал, а про себя даже не заикнулся».

Трехкомнатная квартира в районе Сивцева Вражка, которую мы получили, сдав двухкомнатную, казалась дворцом. Николай Афанасьевич ходил по комнатам и повторял:

— Как я рад, что у нас с тобой теперь будет спальня, а у дочки своя комната!

— А у тебя кабинет, — подхватывала я, а про себя добавляла: «Наконец-то ты поживешь в нормальных условиях, ведь большая часть жизни в коммуналках прошла...» Едва не с первых дней нашей совместной жизни стала замечать: как только садимся есть — у Николая Афанасьевича на глазах выступают слезы.

Спрошу: «Что с тобой?» — отвечает: «Все нормально».

Проснулась как-то ночью, смотрю — лежит с открытыми глазами.

— Николай Афанасьевич, ты почему не спишь?

— Не могу. Так внутри все болит!

Чего мне стоило заставить его обследоваться — отдельный разговор. Врачи поставили диагноз: «язва желудка и двенадцатиперстной кишки, ревматизм» и еще нашли кучу разных болячек. Если прежде я, несмотря на просьбы мужа, никак не хотела бросать работу, тут решилась в одну минуту. Уволилась и стала по полдня проводить у плиты: готовила протертые супы, отвары, паровые котлеты.

Домработница Татьяна, которая вела холостяцкое хозяйство Крючкова и осталась с нами после свадьбы, смотрела волком: как же, работы ее лишаю! Я старалась сгладить ситуацию: «Мы с дочкой будем есть то, что тобой приготовлено, а Николаю Афанасьевичу нужна диета» — однако отношения становились напряженнее день ото дня. Таня невзлюбила меня с первой минуты. Впрочем, так она отнеслась бы, наверное, к любой женщине, ставшей супругой Крючкова. Вот я впервые переступаю порог квартиры мужа. Николай Афанасьевич говорит:

— Таня, знакомься: это Лида, моя жена.

Я протягиваю руку — Таня тут же прячет свои за спину:

— Они у меня мокрые.

— Татьяна! — укоризненно качает головой Крючков. — Если обидишь эту женщину, пойдешь гулять на улицу, поняла?

Домработница молчит.

— Будем считать: поняла. Давайте ужинать.

Чашку с чаем Таня передо мной не ставит, а швыряет. Делаю вид, что ничего не произошло, а позже говорю ей: «Если вы еще когда-нибудь захотите меня обидеть, делайте это, пожалуйста, в отсутствие Николая Афанасьевича. Я не хочу, чтобы он по этому поводу переживал — раз, и чтобы вы пошли «гулять на улицу» — два».

Следующие несколько дней домработница транслировала мне рассказы о «женщинах Крючкова». Рефреном звучало: «С виду вроде приличные дамы, а вешаются на шею!

Николаю Афанасьевичу сразу бы их отшить, а он начинает уговаривать, увещевать. Те принимают его доброту и нежелание обидеть за слабость и вконец наглеют. Я всегда Крючкова от этих нахалок защищала».

Наконец к концу третьего дня Танины истории, которые я слушала молча, иссякли. Спрашиваю:

— Это все?

— Все.

— Не знаю, чего вы хотели добиться своими повествованиями, но то, что я услышала, только лишний раз подтвердило, что Николай Афанасьевич честный и порядочный человек.

Были и другие «доброжелатели», которые в первые годы нашей супружеской жизни пытались разжечь во мне ревность: рассказывали о женщинах, которые ездят за Николаем Афанасьевичем по гастрольным маршрутам, приходят вечерами в гостиницы, провожают на вокзалах.

Одного эти «доброхоты» не ведали — что о каждой из настойчивых поклонниц я сразу узнавала от мужа.

— Не успел приехать в Ленинград, только в гостинице разместился — стук в дверь. И прямо с порога: «Я знаю, что вы женились, но увидите: этот брак будет недолговечным. Вашей молодой супруге нужны не вы, а ваш статус!»

— И что же ты ответил?

— «Не знаю, что ей нужно, но мне с ней хорошо». Но даже после этих слов она пришла провожать меня на вокзал. Я на прощание поблагодарил за отношение к моему творчеству, за внимание. А куда было деваться?

Не гнать же женщину...

Не стану лукавить: нисколько не сомневаясь в искренности мужа, я нет-нет да и испытывала уколы ревности. До тех пор пока Люда Хитяева не передала мне слова Тани Конюховой: «Как Крючков женился на Лиде, других женщин перестал замечать. Мы все стали для него одинаковые».

Я поводов для ревности Николаю Афанасьевичу не давала. Но иногда он находил их на пустом месте. Стоило кому-то из мужчин пригласить меня на танец два-три раза, Крючков заявлял, что нам пора домой. При этом я ни разу не услышала от мужа ни слова упрека, не перехватила ни одного укоризненного взгляда.

В состоянии шаткого перемирия с домработницей мы жили до тех пор, пока я не взяла на себя готовку для мужа.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Вера Сотникова. Без любви — нельзя!

Вера Сотникова. Без любви — нельзя!





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Эштон Катчер (Ashton Kutcher) Эштон Катчер (Ashton Kutcher) актер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй