Илья Любимов. Тридцать пять шагов к бесконечности

«О том, что близость между нами невозможна до венчания, я объявил Кате сразу. Она безропотно согласилась».
Было все: и немыслимых размеров торт, и поющие гитары на сцене, и цыгане с выходом и битьем рюмок, и первый вальс молодоженов Было все: и немыслимых размеров торт, и поющие гитары на сцене, и цыгане с выходом и битьем рюмок, и первый вальс молодоженов Фото: Из личного архива И. Любимова

Я и не сопротивлялся — с удовольствием и настолько, что через месяц общения с Катей пришел к отцу Димитрию и сказал:

— Мы хотим пожениться.

На что услышал в ответ:

— Ишь какой быстрый! Давайте-ка походите еще — с годик.

«Походите с годик» в нашем случае означало буквально походить за ручку, как дети. Впрочем, о том, что близость между нами невозможна до венчания, я объявил Кате сразу, ожидая увидеть, как ее огромные глаза станут еще больше. Но ничуть не бывало — она безропотно согласилась. На самом деле тут нет никакого секрета. Несмотря на то что подобное предложение идет совершенно вразрез сложившимся современным установкам, возможно, это то, что хочет услышать от мужчины любая, подчеркиваю — нормальная — женщина.

Кате было двадцать шесть лет, и она тоже мечтала о семье.

Не испытывала недостатка в мужском внимании, но всегда вполне определенного рода, и с лихвой настрадалась в этих отношениях. Опыт приучил мужчинам не доверять. И абсурдность предложения мужчины взять в жены, не получая взамен ее прекрасного тела до брака, повергает женщину в хорошем смысле в шок и, конечно, дает мужчине бонус доверия. Парадоксальность подобного предложения, безусловно, влечет за собой подозрения в нормальности мужчины, его мужских способностях, и прочее и прочее. Катины подруги зубы обломали, пытаясь предостеречь ее от последствий такого эксперимента.

Но Катя — человек сильный, волевой и очень цельный, она не поддалась провокациям. Господь дал нам силы пройти этот путь. Ведь я тоже проходил его впервые и сам не очень верил в то, что говорил, в том смысле, что это вообще возможно. Понимал одно: раз уж шаг в этом направлении сделан, то стоит идти до конца. Так вот, когда явился к отцу Димитрию с нашим решением, мы еще даже не поцеловались ни разу. Услышав батюшкино благословение, позвонил Кате:

— Год надо ходить.

На что она неожиданно спокойно сказала:

— Ну и хорошо, год значит год.

Она поверила мне во всем, абсолютно во всем.

И вот тут меня осенило — я понял смысл слов старца. Катя в ту пасхальную ночь сразу же послушалась меня, совершенно не знакомого ей человека, и пошла на исповедь. Она безропотно идет тем путем, который предложил ей я. В свою очередь, я послушен своему духовному отцу, а он — своему, и если все мы, смиряясь друг перед другом, стараемся исполнять заповеди, то это и есть любовь к церкви. Ведь грех наших прародителей был грехом непослушания, нарушения его заветов, а значит, нелюбви. Потому и вернуться к истинной любви можно только через послушание. И этот дар дан моей избраннице.

Поначалу мы попробовали жить вместе и даже спали в одной постели, но мне трудно было находиться с Катей в одном пространстве и не позволять того, чего хотелось позволить. И мы эти эксперименты быстро прекратили.

Постепенно страсти поутихли, и мы получили возможность рассмотреть друг друга в ином и более полном свете. И уже где-то за месяц до свадьбы, сняв квартиру, съехались, учились вести совместный быт. И поскольку между нами по-прежнему не было близости, но мы уже были натренированы в этом, шутили и смеялись, что еще не успев пожениться, живем, как давние супруги, в разных комнатах, по утрам встречаясь на кухне.

Ходили за ручку в кино, старались делать побольше совместных дел, съездили в Нижний Новгород получить благословение от Катиных родителей. Потом она отправилась сниматься в Мурманск, каждый день писала письма, которые приходили пачками. Их нельзя назвать любовными, она просто (все, что делала Катя, было очень просто), как в дневнике, перечисляла то, что произошло за день, свои мысли, настроение, и в этом тоже было невероятное доверие ко мне.

Бережно храню эти письма.

Помню, Катя позвонила ночью, я снял трубку со словами «Любовь моя», сделав это как бы невзначай, но совершенно сознательно. Это было первым признанием. Она как бы тоже невзначай не заметила, потом целый день думая об этом. Но эти два будто мимоходом сказанных слова отпечатались в камне, больше громких слов любви мы друг другу не говорили. Было понятно, что слова очень мало значат — значат поступки.

У нас практически не было и нет никаких размолвок, но это только благодаря Кате, ее уникальной послушности. Однако ее сентиментальность отклик во мне находила не всегда. Она говорила: — Все-таки я же девочка, я хочу, чтобы все было красиво, чтоб ты встал на колено и сказал: «Выходи за меня замуж!»

Я говорю:

— Ага, а потом еще протянул кольцо с бриллиантом!

И моя сильная Катя вдруг — в слезы:

— Ну как ты не понимаешь, что можешь доказать свою крутость, уступив мне!

«Ну, нет, — думал я, упираясь, — не стану идти на поводу».

Можно считать, что мы поругались, но это была чуть ли не единственная ссора с момента нашего знакомства. Утро ж вечера мудреней — проснувшись, я изменил решение. Если для нее это так важно, почему бы не уступить: что мне, сложно, что ли?

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Наталья Гвоздикова. Берегите любовь

Наталья Гвоздикова. Берегите любовь





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Галина Юдашкина Галина Юдашкина фотограф, модельер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй