Надежда Белявская. Памяти отца

«Я представляю, как папа, опираясь на палку, подходит к этому страшному окну и падает вниз… И плачу, не могу остановиться»
Людмила и папа с дочкой Сашенькой Людмила и папа с дочкой Сашенькой Фото: PersonaStars.com

На это ушло немало времени и сил. Первые шаги отец делал на моих глазах. Если бы я могла, сидела бы с ним неотлучно. Но у меня была семья, пятилетний ребенок. И Леша на подходе. Я и так приезжала утром, а уезжала вечером. Выносила утки, кормила. Мама не в силах была навещать папу, неважно себя чувствовала, но готовила ему протертые супчики. Жевать он не мог, еду приходилось с ложечки давать.

Людмила не приезжала, была занята ребенком. Я предлагала посидеть с Сашенькой, но она никому не могла ее доверить. Что ж, каждый сам делает выбор и определяет приоритеты. Для меня в тот момент важнее всего был отец.

О себе и будущем ребенке я не думала, поэтому вскоре попала в больницу. У плода началась гипоксия. Надо было ложиться «на сохранение», но я не могла бросить папу и через три дня сбежала. Врачи умоляли не делать глупостей, но я твердила, что мне нужно спасать отца. Пришлось написать расписку, что отказываюсь от госпитализации и всю ответственность за возможные последствия беру на себя. А что еще оставалось? Ухаживать за папой было некому.

В институте он пролежал месяц с небольшим. Все время домой просился, переживал за Сашеньку. Говорить не мог, объяснялся жестами или кивал в ответ на наводящие вопросы. Потом постепенно стал писать, но путал имена и всех женщин называл Олями. Сознание восстановилось не сразу. Я была в ужасе. Врачи успокаивали, обещали, что все наладится, если отец будет заниматься.

Тетя Оля устроила его в Центр патологии речи и нейрореабилитации, которым руководит знаменитый Виктор Шкловский. Папа там усиленно занимался с логопедами, делал специальные упражнения, массаж и пошел на поправку. К Шкловскому потом ложился регулярно, два раза в год.

Постепенно все как-то нормализовалось. Я понимала: прежнего папу не вернешь, надо учиться жить по-новому. Раскисать не имела права. Первое время отец паниковал, все время показывал: умираю, умираю. Сложит руки на груди или проведет рукой по горлу — мол, все, конец. Я возмущалась: «Пап, перестань, как тебе не стыдно. Все будет нормально, мы с тобой за грибами летом пойдем». И он успокоился, вспомнил о кроссвордах, боксе.

Папина дочка Сашенька и мой Леша — ровесники Папина дочка Сашенька и мой Леша — ровесники Фото: Из личного архива Н. Белявской

Тетя Оля рассказывала: «Пришла я к Саше, он со мной пообщался немного, а потом показывает — все, мне некогда. Поднялся и пошел в холл — бокс смотреть!» Папа его очень любил.

Весной он уже гулял. Летом поехал на дачу. Раньше, как Плюшкин, ничего не выбрасывал, все собирал — старые вещи, книги, журналы. А тут вдруг занялся уборкой. Мы с ним машинами вывозили на помойку всякий хлам. Отец начал новую жизнь. Понял, что заново родился, и стал разгребать завалы. Раньше суета не давала ему остановиться, оглядеться. Он же носился как белка в колесе: с одной съемки на другую, из дома на дачу. А теперь появилось время и папа решил навести порядок. Не мог сидеть без дела.

Говорил пока плохо и писал неважно. У него пострадала правая сторона и правая рука работала хуже, чем левая.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Ирина Круг. С тобой и без тебя

Ирина Круг. С тобой и без тебя





Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Валерий Золотухин Валерий Золотухин актер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй