Елена Кондулайнен. Бегущая по волнам

«Чем дольше я общалась с Иваром Калныньшем, тем страшнее казалась мне перспектива оказаться его женой».
Фото: Сергей Гаврилов

Гормоны, которые глотала горстями, стеной неадекватности отгораживали меня от реального мира. Я призывала соседок по палате делать маски, массажи для лица, разыгрывала перед ними театральные сценки...

Лечащий врач только качала головой, видя немой вопрос в глазах Сережи. У моей мамы на нервной почве начался диабет. Родные готовились меня хоронить.

Полгода я провела в больнице, но, вопреки прогнозам врачей, выжила. Каким-то невероятным образом болезнь дала задний ход, произошла ремиссия. Переломный момент совпал с появлением моей подруги. Она пришла проведать меня в роскошной новой шубе. Изуродованная недугом, я увидела эту чудесную лису и по­няла: вот что мне надо для счастья, когда выйду из больницы, обязательно куплю!

Роли требовали  от нас с Иваром страсти  и чувственности, от которых мы не смогли убежать  в реальной жизни Роли требовали от нас с Иваром страсти и чувственности, от которых мы не смогли убежать в реальной жизни Фото: RussianLook.com

Какая же буду в ней красивая! Это было единственное желание, которое появилось у меня за время болезни. И небеса дали шанс.

«Лена, ты выиграла жизнь, — сказала врач, — с тобой произошло чудо. Но запомни: прежняя профессия исключена при таком заболевании. Ты не сможешь быть актрисой. Тебе противопоказаны любые переживания, не раздражайся, не копи обиды, чтобы не спровоцировать рецидив».

На прощанье она «наградила» меня инвалидностью и списком гормональных препаратов, которые я должна пить всю оставшуюся жизнь.

Атмосфера в доме стала тягостной. Врачи расписали свекрови мое будущее в красках: Елене нельзя того, этого, пятого и десятого.

Сережа был по-прежнему заботлив и терпелив со мной, но свекровь нет-нет да и срывалась. Понимаю, в ней копился страх за будущее любимого сына. Я была немощной, измотанной болезнью, не могла даже развесить постиранное белье. И услышала однажды: «Инвалид нам не нужен».

Я не хотела быть обузой. Сережа ни разу не сказал грубого слова, но я чувствовала: он отдалился, сторонится меня и все больше общается с матерью. Мне нужно было выжить, спастись, и я поняла, что муж не помощник, придется делать это в одиночку.

Забрала Сашу, минимум вещей и переехала к маме. Она жила одна. Город разрушил отношения родителей. Отец ушел к женщине старше его на двенадцать лет. Для мамы это стало трагедией, из-за которой она и умерла раньше срока.

Сережа все-таки приехал ко мне и остался.

Но долго мы не выдержали: мама по-прежнему считала наш брак ошибкой и не хотела скрывать нелюбви к зятю. Мы снова вернулись к Сережиной маме, но жизнь не клеилась, отношения дали трещину. Я тем временем почувствовала себя лучше и, не говоря никому ни слова, прекратила пить гормоны и ходить к врачам. И мне не стало хуже! И глаз уменьшился, и красота вернулась! Я вспомнила, как до болезни обращалась к Богу: «Зачем ты дал мне такую внешность? От нее все беды. Лучше бы сделал меня некрасивой, но талантливой, как Чурикова!» Допросилась, называется. Вот у меня глаз-то и вылез! Заболев, я поняла, о какой глупости молила Бога. Ведь Божьим даром для Чуриковой был талант, а для меня — красота! В больнице я страшно каялась: «Господи, прости.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Саша Савельева. Любовь, которую ждала

Саша Савельева. Любовь, которую ждала





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Агния Дитковските Агния Дитковските актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй