Юлия Маврина. Дочки-матери

«В квартиру я не заходила. Дочку приводили во двор или к метро. Почти каждое наше свидание для меня заканчивалось истерикой».

Когда прощались, мой новый знакомый сказал: «Никогда не думал, что с такой юной девушкой можно проболтать всю ночь». Мы падали с ног от усталости, но не могли друг от друга оторваться.

Он был американцем русского происхождения. По образованию — японист. Родился в Питере, окончил с красным дипломом Ленинградский университет. Как отличника его послали в Японию. А он уехал оттуда в Штаты и попросил политического убежища, потому что ненавидел советский режим и давно мечтал сбежать из СССР.

Имя этого мужчины, ставшего моим первым граждан­ским мужем, пусть останется тайной. Наши отношения закончились восемь лет назад, возможно, он обзавелся семьей и детьми.

Зачем нарушать их покой? Когда-то в шутку я называла его Пигмалионом, ведь он сыграл в моей жизни очень большую роль, многому научил и в каком-то смысле «вылепил». Это удивительный человек.

В Америке он сначала работал переводчиком, а потом попал в Голливуд. Был консультантом на нескольких картинах о России и постепенно обзавелся связями в кинематографической среде, сам увлекся кино. Сыграл несколько небольших ролей, стал снимать документальные фильмы. Как только поднялся «железный занавес», приехал в родной город, о котором тосковал все тридцать лет своей американской жизни. Когда мы встретились в Питере, он работал над новой лентой для американского телевидения — о русских женщинах.

После нашей прогулки я проспала до вечера и проснулась в удивительном настроении. Помню, лежала и думала: «Что за волшебная ночь!» Была уверена, что продолжения не будет, но вскоре позвонил «американец»:

— Мне нужно еще раз тебя увидеть.

— Хорошо, давайте встретимся, — я была с ним на «вы».

Мы опять всю ночь бродили по городу. Он рассказал, что десять лет назад женился на русской и она родила ему дочь. Семейная жизнь не сложилась, после развода жена захотела жить в Штатах. Сначала их дочка оставалась в Питере с бабушкой и дедушкой, а потом мать ее увезла. Для него это была тяжелая травма. Я сочувствовала. Словно предвидя, как сама буду мучиться, не имея возможности видеться с ребенком.

Фото: Ека Фрамполь

Я не рвалась в Америку. Мне с моим «американцем» было хорошо и дома. Мы сняли квартиру и стали жить в гражданском браке. Маме это страшно не нравилось. Несколько раз у нее даже сердце прихватывало. Она взывала к моему разуму:

— Юля, одумайся, что ты творишь?! Он же тебе в отцы годится! Да нет, скорее, в дедушки! С ума сойти — тридцать пять лет разницы! Неужели не понимаешь? У вас все равно ничего не получится, — но тщетно. Я только пожимала плечами:

— Ну и что? Когда-нибудь все заканчивается. И вообще — это моя жизнь и я буду строить ее так, как считаю нужным!

Он пытался наладить отношения с «тещей», приглашал в гости, делал подарки. Но к маме моей на хромой козе не подъедешь.

С «зятем» она разговаривала сухо, сквозь зубы, и на лице ее было написано все, что она о нем думает. Когда мы собрались в Америку, мама чуть с ума не сошла. Боялась, что я там останусь.

Муж хотел показать мне мир. Я никогда не выезжала за границу и американскую жизнь представляла только по фильмам и книжкам. Действительность имела с ними так же мало общего, как наша жизнь — с жизнью инопланетян.

Конечно, я старалась скрыть свою растерянность, изображала крутую. Мол, подумаешь — Америка! Видали и не такое! Но часто попадала в нелепые ситуации и чувствовала себя героиней эксцентрической комедии о провинциалке, очутившейся в высшем обществе. В Нью-Йорке мы жили на Манхэттене, в роскошной двухуровневой квартире друзей моего мужа, раньше принадлежавшей Эрику Клэптону.

Я ходила по ней как по музею и до многих вещей просто боялась дотронуться.

Однажды ужасно захотелось есть. Мужа дома не было, и я не рискнула что-нибудь приготовить. Это же не кухня, а космический корабль с неведомым оборудованием! Решила пообедать в ресторане. Вышла на улицу и остановилась в замешательстве. Языком не владела, как улица называется — не знала. Решила: главное не уходить слишком далеко от дома, чтобы не потеряться. Смотрю — рядом какое-то заведение, с виду приличное, даже пафосное. Народу никого. Рискнула зайти. Официанты посмотрели как-то странно, но ничего не сказали. Видно, были неплохо вымуштрованы. Усадили за столик, предложили меню. А я не знаю, что заказывать!

Ткнула пальцем в первое попавшееся блюдо. Они переглянулись. Как потом выяснилось, это был весьма экстравагантный выбор. И далеко не последний мой промах.

Принесли какое-то жуткое блюдо. Съесть его я не смогла. Расплатившись, встала, не оставив чаевых. А потом слишком резко повернулась, зацепила скатерть и свалила на пол посуду. Стою вся красная, бормочу что-то в растерянности на ужасном английском, а они успокаивают: «Не волнуйтесь, мэм, все о’кей, сейчас уберем осколки». Боже, как же было стыдно!

Домой пришла голодная, вся в слезах. Муж спрашивает, что случилось. Я рассказываю, как сходила в ресторан. У него истерика от хохота:

— Ты прямо Джулия Робертс в фильме «Красотка». Помнишь, как она там ела улиток в ресторане?

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Борис Вишняков: «Моя жизнь с Машей Шукшиной»

Борис Вишняков: «Моя жизнь с Машей Шукшиной»





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Джордж Клуни (George Clooney) Джордж Клуни (George Clooney) актер, кинопродюсер, кинорежиссер, сценарист
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй