Валентин Смирнитский. Самое ценное

«Как ни пытаюсь гнать от себя грустные мысли, все равно считаю: это я виноват в гибели своего сына Ивана».
Фото: Геворг Маркосян

Он покоится теперь на Новодевичьем, рядом с матерью, бабушкой и дедом. Смерть их всех объединила.

Какое счастье, что в тот ужасный момент со мной рядом была Лида Рябцева. Моя будущая четвертая жена. Только она спасала меня от отчаяния. А Лену я потерял во время жуткого марафона борьбы за жизнь сына. Я ждал от жены слов поддержки и сочувст­вия, но слышал лишь привычные нотации. Я и без нее знал, что виноват... Только исправить уже ничего не мог. И я снова собрал вещи, оставил ключи на столе и переехал на Дмитровское шоссе, где все напоминало о погибшем сыне. Делить жилплощадь не стал, мы к тому моменту оформили дарение квартиры на Марфу.

Несмотря на расставание, я благодарен Лене. Потому что от этого брака у меня осталась Марфа.

Я ее обожаю и по-отцовски горжусь. Марфа окончила художественный лицей, потом продолжила учебу на ху­до­жественном факультете ­ВГИКа. Когда ее мастер Владимир Аронин предложил по­работать с ним на картине «Утомленные солнцем-2», Марфа со мной советовалась. «Обязательно соглашайся, — сказал я. — Это настоящая школа. Увидишь сама, как снимается большое кино».

Марфа провела в окопах под Нижним Новгородом полтора года. Звонила, жаловалась на трудности. Но я велел: «Терпи!» И она послушалась. У нее есть талант, репутация и множество предложений работы от разных режиссеров. Так что за Марфу я спокоен.

Так же, как за дочек Лиды. Она когда-то привела их на спектакль, который я играл в Театре Луны, мы познакомились и сразу нашли общий язык.

Сегодня девчонки совсем взрослые. Марина оканчивает Институт культуры, будет театральным продюсером. Эльвира освоила профессию гримера, визажиста, много работает в кино, но в будущем собирается получить образование на факультете дизайна.

В Театр Луны меня затащил Толя Ромашин, попросил подменить его в спектакле «Ночь нежна», где играл вместе с женой Юлей. «Не волнуйся, — добавил он. — У нас хорошо платят».

Ну а потом худрук театра Сергей Проханов позвал меня в труппу. Лида работала заместителем директора театра, занималась организацией ­гастролей. Вид у нее был устрашающе-солидный, ее многие побаивались, и я в том числе. Мы с ней поначалу лишь кивали друг другу и проходили мимо.

Однажды в театре отмечали какую-то премьеру и Лида оказалась рядом со мной за столом.

Разговорились, и вдруг я кожей ощутил, что это Моя женщина, что я не хочу с ней расставаться. Я был свободным и очень одиноким. Пригласил ее куда-то на спектакль, потом повез знакомить с другом-художником. Она нравилась мне все больше и больше. Мучил только один вопрос: а нужен ли ей небогатый мужик без квартиры, который на семнадцать лет старше? К тому же Лида была замужем. Наверное, не все в ее семье складывалось гладко. Но она никогда не обсуждала со мной эту тему. Мы жили от одной встречи до другой. И я словно отогревался душой. Мы старались не афишировать наши отношения. Я садился в машину, отъезжал от театра на приличное расстояние, и лишь тогда ко мне запрыгивала Лида.

Фото: Геворг Маркосян

Но все тайное становится явным. Нас «засекли» на премьере в Доме кино. Скрываться дальше было бессмысленно.

Лида долго не решалась объясниться с мужем. Рвать отношения с человеком, от которого родила двоих детей, не просто. Но и я не хотел ее терять, понимал, что рядом появилась родная любящая душа, женщина, которая меня понимает, во всем поддерживает, не претендуя, однако, на мое личное пространство.

Когда Лида все же ушла от мужа, мы год снимали квартиру, а потом московское правительство пошло мне навстречу и разрешило выкупить по себестоимости скромную «однушку» на окраине города. Там мы с Лидой и поселились. Там и живем до сих пор. Вот уже десять лет. Нам хорошо вдвоем. Ездим в гости к друзьям — на шашлыки.

Я люблю московское лето, люблю неторопливое дружеское общение. Шашлыки делаю сам — я всегда легко и с удовольствием готовлю. Это у меня от папы, он тоже все самое вкусное любил делать сам.

Я всегда мечтал о загородном доме. Но когда понял, что за ценами на подмосковную недвижимость мне с моими доходами не угнаться, купил квартиру на средиземномор­ском побережье Испании. Мы теперь часто ездим туда отдыхать. Жалею только, что никак не могу вытащить туда свою сестру Машу. Она ведь одна у меня осталась из родных: мама ушла из жизни двенадцать лет назад. Маша всю жизнь отпахала в конструкторском бюро при военном НИИ — «почтовом ящике». Не знаю уж, к каким таким «секретам родного пивзавода» сестра имела доступ, только по сей день она не имеет права на получение загранпаспорта.

Из театра я ушел, работаю лишь в антрепризе.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Борис Вишняков: «Моя жизнь с Машей Шукшиной»

Борис Вишняков: «Моя жизнь с Машей Шукшиной»





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Наталья Подольская Наталья Подольская певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй