Сергей Марков. Освобождение Елены Майоровой

«Ты ведь, говорят, спала с Михалковым. Это правда?! — Не твое собачье дело! — взбеленилась она».
Фото: РИА-Новости

— Почти двадцать пять.

— То есть Лермонтову всего год жить...

— Да уж, — согласился я.

— Но Есенину еще целых пять! — обнадежила она, когда мы проходили мимо бывшего «Англетера». — А как ты думаешь, он сам повесился — или его?

— Спорят до сих пор.

— Я думаю, сам. Такой не мог жить.

— В России победившего исторического материализма?

— Вообще.

Глядя на ярко синеющую под солнцем, сверкающую Неву, усеянную белыми катерами и прогулочными трамвайчиками, Лена сказала: — Искупаться бы.

И перейдя по мосту, мы очутились на небольшом самодеятельном пляже под стенами Петропавловской крепости.

— А у меня купальника нет, — вспомнила Елена.

— Зачем тебе купальник, на Западе повальное увлечение нудизмом, да и мы не отстаем.

— Действительно, зачем мне купальник?

— согласилась она и на глазах изумленной пляжной публики вошла в воду как была: в рубашке и джинсах. И поплыла. Все дальше и дальше. Она бы всю Неву переплыла, если бы я не до­гнал и со скандалом (у нас почти все решалось со скандалом большего или меньшего накала) не завернул ее к берегу.

Пообедать зашли на «Кронверк» — пришвартованную у Петропавловки баркентину. Елену с мокрыми волосами, в облепляющей торс рубашке и джинсах, с которых еще стекала вода, подозрительно осмотрели при входе, но без слов пропустили, приняв, должно быть, за нетрезвую финку, коими наводнен был в белые ночи город трех революций.

— Как здорово, что ты меня сюда вытащил, — по-девчоночьи радовалась Лена. — Давай выпьем за дальние странствия!

Душевно мы тогда посидели на «Кронверке», уходить не хотелось. Лена немного зябла в сырой одежде.

— Коньяку еще закажем?

— Нет, вернемся на Невский... Я хочу все-таки на этот раз попробовать понять.

— Что?

— То, из-за чего меня подкалывали еще на первом курсе, — туманно пояснила Лена.

Мы направились в Русский музей.

Фото: Photoxpress.ru

Почти сразу, мимо Сурикова, Репина, — к Малевичу, его «Черному квадрату». Лена остановилась, застыла, забыв и про меня, и про все остальное. Я обошел соседние залы, вернулся, а она все стояла.

— Нет, — говорит. — Не понимаю. И пускай меня считают темной, заскорузлой, примитивной провинциалкой. Да, не понимаю. Что в этом квадрате?

— Только лишь квадрат, — ответил я.

— А мысль какая?

— Да у каждого своя, должно быть. Честно говоря, и я не понимаю...

В «Красную стрелу» мы успели заскочить в последнюю минуту.

— Больше такого дня не будет, — сказала Лена.

— Почему?

— Потому что, — пожала плечами и добавила, глядя в окно: — Красиво, правда?

Тонкий золотисто-серебряный месяц плыл над подернутым сиренево-голубоватой дымкой лесом, над роскошно-молодыми, как бывает лишь в июне, влажно-изумрудными лугами.

— «И ночь меня зовет, как женщина в объятья...»

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Борис Вишняков: «Моя жизнь с Машей Шукшиной»

Борис Вишняков: «Моя жизнь с Машей Шукшиной»





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Елена Исинбаева Елена Исинбаева Спортсменка, российская прыгунья с шестом
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй