Вера Брежнева. Мои любимые

— Кричи, предлагай свой товар, — говорил хозяин. — Покупайте томатную пасту, самую вкусную, самую красную! — кричала я. И преуспела.

Квартиру нашей семье выделил завод: блочный дом, четырнадцатый этаж, до которого приходилось идти пешком, так как лифт постоянно не работал. Комнатки­-клетушки, но зато их — четыре! В одной спали родители, в двух других — дети. Младших сестер мы с Галей поделили, Настя жила со мной, Вика — с ней. И еще одна комната — гостиная.

В нашей комнате стояла любимая в детстве кровать — двухъярусная. Случалось, мы переворачивали все вверх дном, из одеял, подушек, покрывал, тюлевых накидок строили «замки» и соревновались, у кого лучше получится. Мама еще только поворачивала ключ в замке, а мы уже стояли в прихожей, висли на ней, тянули в свои комнаты, чтобы она оценила, чье «королевство» красивее. Или доставали из кладовки старые вещи — растянутые «треники», потертые синтетические шубки, старые шапки — и устраивали показ мод, где мама опять была самым почетным зрителем.

Наверное, ей хотелось прилечь после работы, но она себе этого не позволяла.

Вечером перед сном собирала нас на кухне, мы усаживались пить чай, делились девчачьими секретами. До сих пор поражаюсь маминой мудрости: ведь мы никогда не ссорились, не боролись за ее внимание, потому что любви мамы хватало на всех. Может, поэтому мы с сестрами и сохранили теплые отношения, хотя жизнь нас разбросала. Галя с мужем живет в Греции, работает там барменом, Вика и Настя тоже замужние девушки, одна сейчас в Москве, другая, как и я, — в Киеве. У каждой из нас есть дети, и все они — тоже девочки!

Фото: Фото из архива В. Брежневой

В начале девяностых завод, на котором работали родители, встал. Платить зарплату прекратили. Никаких накоплений в нашей семье не было, и родители решили отправиться в Москву к дальним родственникам, попробовать подзаработать в столице. Никто и предположить не мог, чем закончится эта поездка.

Папа отошел от мамы зачем-то. Переходил дорогу в положенном месте, но его вместе с еще одним мужчиной сбила машина.

Мы узнали о том, что случилось, лишь на следующий день. Мама позвонила. Всегда сдержанная, она плакала:

— Папа в больнице, он жив, у него сотрясение мозга и раздроблена правая голень. Операция шла несколько часов, врачи собрали ее буквально по кусочкам, но никаких гарантий не дают.

Кости могут не срастись, слишком серьезный перелом.

— А человек, который его сбил... Он задержан?

— Какое там! За рулем была женщина, рядом с ней на переднем сиденье — ребенок. После того как папу забрала «скорая», мы ее не видели.

В тот момент мама думала только о здоровье нашего отца и бегать выбивать компенсацию не стала. Может, у той женщины были связи, может, по каким-то другим причинам, но суда не было, хотя папа правил не нарушал — переходил дорогу по пешеходному переходу. Я тогда была ребенком, не вникала во все тонкости. Просто переживала за папу.

Отца долго не выписывали из больницы, мама была рядом с ним, а мы жили одни.

Свою старшую дочку Соню я не балую, хотя могу купить ей все, что она пожелает Свою старшую дочку Соню я не балую, хотя могу купить ей все, что она пожелает Фото: Юлия Лысенко

Мне исполнилось одиннадцать, Гале — шестнадцать, Вике и Насте — по восемь. Иногда приезжала бабушка, что-то готовила, убирала.

Родители вернулись лишь через месяц. Отец едва передвигался на костылях, нога страшно болела. Поставили аппарат Илизарова, без него кости могли не срастись. Я была медсестрой для папы: обрабатывала ранки, меняла повязки. Папе пришлось на время остаться дома, а нам с Галей — очень рано повзрослеть. Каждый пытался работать. Нам платили пять гривен в день, но и они не были лишними. Все деньги несли маме. Ей надо было отдавать долги, в которые пришлось влезть. Папа работать не мог совсем: его мучили страшные боли, ноге требовался полный покой.

Старшая сестра работала в кафе, мыла посуду, убирала, я ей помогала. В кафе ходили разные люди.

Кто-то из посетителей, поинтересовавшись, сколько нам с Галей здесь платят, предложил за работу на оптовом рынке на несколько гривен больше. Мы боролись за каждую копейку и согласились. Хитом моих продаж стала томатная паста.

— Кричи, предлагай свой товар, — говорил хозяин.

— Покупайте томатную пасту, самую вкусную, самую красную! — кричала я. И, надо сказать, преуспела.

Одна незадача: торговые точки часто проверяли, а мне еще не исполнилось восемнадцати, я не имела права торговать самостоятельно. Когда приходила инспекция, врала, что на минуточку подменила отлучившегося в туалет продавца. Бежала в контору, к ревизорам являлся с документами кто- нибудь из взрослых и, что называется, «разруливал» ситуацию.

Я подрабатывала в разных местах: и продавцом, и официанткой, и няней — сидела с грудным ребенком, пока случайно не узнала о кастинге в группу «ВИА Гра».

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Александр Асташенок. К тебе все дороги ведут

Александр Асташенок. К тебе все дороги ведут





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Дженнифер Лопес (Jennifer Lopez) Дженнифер Лопес (Jennifer Lopez) певица, актриса, танцовщица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй