Игорь Ливанов. Счастливые дни

«Перед уходом я попросил об одном — не водить в нашу квартиру Безрукова, и Ирина мне клятвенно обещала».

Но лютый мороз нас только сближал. Ложились в постель и согревали друг друга. Ирина уже ждала ребенка. Андрей родился в начале декабря, перед этим мы расписались.

Квартиру удалось поменять лишь на комнату в коммуналке. Но мы были счастливы — собственное жилье! И тут выяснилось, что у соседа открытая форма туберкулеза. Чтобы переехать в отдельную квартиру, была необходима доплата, так что я бросился на заработки — кроме театра постоянно снимался в кино. Ужасно нервничал и торопился, ведь каждый день, проведенный рядом с больным человеком, — опасность и для нас, и прежде всего для нашего маленького сына. В новом театре тоже все складывалось непросто. Ливанов, талант­ливый актер и режиссер, оказался человеком крайне авторитарным.

Коллектив, которым он руководил, должен был усвоить: есть два мнения — главного режиссера и неправильное. Если ты осмеливался предложить на репетиции казавшийся тебе удачным ход, это страшно бесило Василия Борисовича. К тому же его неприятно поражало обстоятельство, что я знаком со многими знаменитыми актерами. Если мы приходили в Дом актера на вечер, со мной по-дружески обнимались «заслуженные» и «народные» — Михаил Ульянов, Инна Макарова... Просто мы вместе снимались и сохранили друг о друге теплые воспоминания. А Ливанов-то полагал, что осча­стливил приглашением в Москву никому не известного провинциального мальчика.

Однажды приходим утром на репетицию, а на доске объявлений приказ: уволить из театра «Детектив»...

Фото: Павел Щелканцев

Далее списком шел весь актерский состав. Выяснилось, что Василий Борисович накануне крепко «приболел» и «осерчал» на весь мир. Через день он пришел в себя и всех восстановил.

В общем, скучать было некогда. Я постоянно решал какие-то проблемы. Чем занимается в мое отсутствие Ирина — не спрашивал. Убежден: если живешь с человеком, надо ему доверять.

Люди многое узнают друг о друге, живя бок о бок. Вот и я с каждым днем открывал в Ирине черты, которые меня совсем не радовали. К примеру, всех наших знакомых она делила на «нужных» и «ненужных». В разряд последних попали многие мои друзья. Я успокаивал себя: ничего, молодая, глупая, ее еще можно перевоспитать, переделать. Как же я ошибался!

Ирину стали изредка приглашать в кино. Однажды она поехала на съемки в Коктебель, а я решил воспользоваться ситуацией и вывезти на море Андрюшку. Пусть позагорает, поест фруктов, окрепнет. Лето выдалось жарким. Я сидел с трехлетним сыном на пляже и так зажарился на солнце, что понял: если немедленно не окунусь, меня хватит удар. Сказал ему: «Папа сплавает и очень быстро вернется, а ты посиди на берегу, ду входить не смей».

Как только я нырнул, ребенок зашел в море, хотя дтого во всем меня слушался, споткнулся, упал и уже не смог встать — нахлебался воды. Услышав крики людей, несколько гребков добрался до берега. Андрюша лежал на песке белый и не дышал. Внутри все похолодело, но я собрался — сделал сыну искусственное дыхание, привел в чувство. Кто-то из отдыхающих предложил подвезти нас до турбазы, на которой жила съемочная группа.

«Скорую» пришлось вызывать уже туда — Андрюше лучше не становилось, он задыхался.

К счастью, врачи приехали быстро. «Это ты во всем виноват, — заявила Ирина. — Ты и поезжай в больницу. У меня съемки».

Нас отвезли в Феодосию, где Андрея тут же положили в реанимацию. Меня туда не пустили. Врач со мной не церемонился, сказал прямо: «Ваш сын на грани жизни и смерти. Легкие полны воды. Мы делаем все возможное, но если к утру они не очистятся, начнется отек. Мы уже не сможем ничем помочь».

Я сидел под дверью палаты, где, утыканный проводами, лежал мой сын, и молился: «Господи, забери мою жизнь!

Только оставь ребенка. Помоги ему выкарабкаться! Если сын умрет, я не смогу жить».

Так прошла ночь. К утру я провалился в тяжелый сон, проснулся от того, что кто-то тряс меня за плечо. «У вас сильный ангел-хранитель, — сказал склонившийся ко мне врач. — Идемте».

Когда мы вошли в палату, мой Андрюха уже «бегал по стенкам».

«Папочка!» — закричал он обрадованно. Я бросился к сыну, обнял и впервые с того момента, как увидел его тело, распростертое на песке, заплакал.

Не скрою, я был страшно зол, когда люди из группы рассказали, что Ирина, проснувшись, пошла завтракать, а потом целый день снималась. Думал: «Да, я один виноват в случившемся, но это же и ее ребенок! Единственный сын, которого она могла потерять!»

Но потом поразмыслил: у каждого человека в страшные моменты включается своя защитная реакция. Наверное, Ира пыталась забыться в работе, чтобы не сойти с ума, ведь наш сын был близок к смерти. Наверное, так...

Гнев прошел, но в моем отношении к Ирине все же что-то необратимо изменилось. И тут я увидел, как Андрюшка, выйдя из машины, которая привезла нас из больницы, побежал к матери, прижался к ней... Я понял, что обязан сохранить все по-прежнему. Ребенок и так пережил сильнейший стресс, я не должен ввергать его в новый.

Вспомнилось, как ссорились мои родители и я всегда принимал сторону мамы, старался защитить, не дать в обиду отцу. А если бы тогда он ушел от нас?

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Анна Тихонова. Вспоминая отца

Анна Тихонова. Вспоминая отца





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Олег Янковский Олег Янковский актер театра и кино, кинорежиссер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй