Ольга Копосова. Пепел в шампанском

«Оформив развод, я ждала, когда Друг скажет: «Теперь ты свободна и мы можем ни от кого не скрываться».

Развлекалась она, а теперь ребенку, брошенному в праздники, про кораблики рассказывает. Не видишь, Глеб и так на тебя сердится, а ты еще масла в огонь подливаешь».

Я бросилась к сыну:

— Сынок, ты вправду на меня обиделся? Поэтому такой расстроенный?

— Нет, я по другому поводу. Ты только папе с бабушкой не рассказывай — они кричать будут, — и тычет пальцем под диван.

Запускаю туда руку — и вытаскиваю его новые брюки. Разорванные.

Облегченно вздыхаю:

— Ты только из-за этого?

Он кивает, и его личико озаряется улыбкой.

Чем выше рейтинг у сериала «След», чем чаще интервью со мной появляются в прессе, тем сильнее Влад ревнует меня к успеху.

Вот друзья спрашивают у него, что сын получил от отца в подарок на недавний день рождения. «Ничего, — Влад ернически ухмыляется. — У нас теперь мамаша сумасшедшие бабки заколачивает — она и дарит».

Я стараюсь щадить его самолюбие — не рассказываю больше о происходящем на съемках, не жалуюсь, что страшно устаю, — двух-трех остающихся на сон часов ­катастрофически не хватает... Но мои старания не помогают — внутри у Влада прочно обосновался червь, который гложет его и днем и ночью.

Однажды возвращаюсь чуть позже полуночи. Думая, что муж спит, стараюсь не греметь ключами, тихонько прикрываю дверь.

Однако Влад бодрствует — с кухни доносится его голос: «Да брось ты хе…ю пороть! Какая «судьба»?! Трахнулись пару раз — и что с того?»

Онемев от ужаса, стою по­среди коридора и никак не могу решить: дать знать, что слышала разговор, или сделать вид, что только-только вошла? Сил выяснять отношения нет, потому приоткрываю дверь и хлопаю ею нарочито громко.

Влад выходит из кухни, сладко улыбаясь: «Устала? Может, вискарика или мандаринчик?»

Отвожу глаза. Кажется, если посмотрю на него еще минуту, меня вывернет наизнанку.

В постели Влад пытается меня обнять — я отстраняюсь: — Мне нужно выспаться.

— Нужно, так…

 Фото: Павел Щелканцев

— реплика прерывается зевком, — …нужно.

Влад отворачивается, и через минуту по спальне разносится храп. Сама не сплю до утра. В голове одна за другой всплывают ситуации, не оставляющие сомнений: у мужа есть другая. Вот, вернувшись поздно вечером «с работы», он обнимает меня — и в нос ударяет чужой запах: духов, кожи. Спустя неделю замечаю воспаленный круг возле его рта.

— Влад, что это у тебя?

— Раздражение от бритвы. Ты же знаешь, какая у меня нежная кожа, — глаза бегают, пальцы теребят нос. Классические приметы вранья. Их так трудно проигнорировать, но у меня получается.

Как же долго я запрещала себе верить в его предательство! Унижение, гнев, боль выжигают меня изнутри. И на этом пепелище уже ничего не может вырасти, кроме ненависти.

Ее семена Влад посеял следующим вечером.

Предстояла ночная съемка, и часа в четыре пополудни я заставила себя уснуть. Это был даже не сон, а дрема — тяжелая, душная, похожая на больное забытье. Сквозь нее я слышала голоса — мужа и заглянувшего к нему в гости приятеля. Говорил в основном Влад. О том, что встретил «классную бабу» и какая она «виртуозка» в постели. Дальше пошли описания поз. Я поднялась, дошла до кухни, налила себе воды. Все это время хозяин и гость следили за мной глазами, в которых читалось нетерпение — им страстно хотелось продолжить разговор.

Не залепить Владу по физиономии мне стоило большого труда, но голос звучал на удивление спокойно: «Мальчики, мне через два часа ехать на работу.

Можно немного потише?»

Спустя четверть часа хлопнула входная дверь — отбыл гость.

А еще через мгновение я услышала тяжелое дыхание и охрипший от возбуждения голос мужа:

— Давай займемся сексом.

— Я сексом не занимаюсь — только любовью. Сексом тебе есть с кем заняться.

Влад хмыкает и, ничего не говоря, уходит на кухню.

Вернувшись со съемок, нахожу супруга в прекрасном настроении. Он наслаждается утренним кофе и ведет себя так, будто ничего не произошло.

— У тебя когда «окно» в съемках будет? Надо у нотариуса разрешение на вывоз Глеба за границу оформить: ты же помнишь, что мать хотела его с собой в отпуск взять?

Чувствую, как под кожей щек у меня ходят желваки.

— Давай для начала оформим развод и разъедемся.

Влад улыбается:

— Фигня вопрос. Вот у Глеба начнутся весенние каникулы, он уедет к бабушке на дачу — тогда и я начну вещички собирать.

Мотаю головой.

— Вариант не проходит, я так понимаю? Хорошо, давай девятнадцатого февраля справим день рождения сына — и я исчезну.

Оставшиеся до семейного торжества ночи Влад спит на кухне, а вечерами ведет долгие телефонные разговоры с «дамой сердца». Говорит громко — чтобы я слышала: «Я так рад, что ты у меня есть, что ты меня понимаешь. С тобой я не чувствую себя одиноким».

Далее следует обсуждение деталей последней интимной встречи и мечты о том, как хорошо им будет вдвоем в Египте.

А я не могу избавиться от постоянного чувства брезгливости. Меня передергивает, когда Влад касается ручки кухонного шкафа, чтобы взять бокал, когда садится на купленный мною новый диван.

На работе легче, но стоит прозвучать словам: «На сегодня закончили, всем спасибо, до завтра!»

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Галина Польских. Родная кровь

Галина Польских. Родная кровь





Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Сергей Жуков Сергей Жуков певец, солист группы «Руки Вверх!», продюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй