Лайма Вайкуле: «Не верьте, что умирать не страшно»

«Я прошла через это. Неотвратимость конца порождает ненависть. Даже к дорогим и любимым».

И еще она все время присылала лекар­ства. Не знаю какие. Я не собиралась их рассматривать. Мне тогда не нужны были лекарства. Но, может, у нее было предчувствие в отношении меня? Ведь все это происходило накануне поезд­ки в Америку, во время которой я действительно серьезно заболела…

Не верьте тем, кто говорит, будто умирать не страшно. Страшно. Я знаю, потому что прошла через это. Неотвратимость конца порождает ненависть. Даже к дорогим и любимым. Они проявляют сочувствие, но при этом по­глощены своими мелочными, сиюминутными делами и заботами. И тебе кажется, что ты отделена от них невидимой, но непробиваемой стеной, оставлена один на один с той, что так часто приходит вслед за страшным диагнозом...

Только на Андрея не распространялась моя ненависть. Потому что его боль была равна моей.

«Не бойся, — говорил он. — Если все безнадежно, мы просто сядем с тобой в машину, разгонимся и врежемся в стену».

Когда пришла в себя после наркоза, сразу стала искать взглядом Андрея, чтобы прочитать по его глазам: как, хорошо или...

Перед операцией мне задали вопрос: «Кто вам потребуется, когда очнетесь, — психолог или священник?» Я отказалась и от того, и от другого. Хотела справляться сама. Зачем мне чужие люди? Но потом поняла, что зря это сделала. В одиночку выживать труднее. Операция — это ведь только первый этап, а дальше еще десять лет леденящего душу страха перед каждой проверкой.

Я всегда уважительно относилась к религии, но не более того.

Когда же подруга, навестившая меня в больнице, спросила, что принести почитать, сама удивилась своему ответу: «Библию».

«Если бы ты была верующей, было бы не так страшно», — сказал мне крестный, владыка Виктор.

А потом случилось так, что он тоже заболел. Лечили его, как и меня, за границей. С нетерпением ждала его возвращения, чтобы узнать:

—Ты боялся?

—Очень, — ответил он. — Но я не сомневался, что жизнь продолжится, не знал только, где мне суждено быть.

Теперь я читаю много книг на эту тему, но до сих пор не знаю, как подготовить себя к переходу, к тому, что ты будешь где-то еще, но уже не здесь...

Как-то спросила крестного:

—Почему во мне была такая ненависть?

—Это испытание.

Ты или не выдерживаешь его, или становишься лучше.

Другой мой знакомый, большой хохмач, сказал: «Когда из компьютера что-то вынимают, программа меняется».

И я изменилась, действительно стала другой. Раньше я любила, слушала и слышала только себя. После болезни в моей жизни появился целый мир, которому я научилась сопереживать. Рыдала, когда по телевизору показывали голодающих детей Африки. Я поняла, что значит любить чужих людей, испытывать сострадание.

А первая моя собака — Кэнди — помогла осознать, что каждое живое существо боится умирать и к этому чувству надо относиться с уважением.

В американском фильме «All Thаt Jazz», который я очень люблю, в диалоге героя-балетмейстера со смертью звучит такая фраза: «Жизнь — это хождение по проволоке, все остальное — ожидание». Я поняла ее смысл. Человек живет датами: Новый год, день рождения, юбилей... А все, что между ними, остается незамеченным, бездумно растраченным. Но так не должно быть, потому что каждый день прекрасен и неповторим. Я пока еще не умею, но очень хочу научиться любить жизнь в каждом ее мгновении.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Алла Довлатова: «Маму я, конечно, простила»

Алла Довлатова: «Маму я, конечно, простила»





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Ольга Кабо Ольга Кабо актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй