Ирина Слуцкая. Счастье мое

Перед родами, когда шел «Ледниковый период», она шутила: «Ребята, без меня не снимайте. Я только в роддом и обратно!»
В четырнадцать лет Ирина выступала на юниорском чемпионате мира, где была самой младшей В четырнадцать лет Ирина выступала на юниорском чемпионате мира, где была самой младшей Фото: Из архива И.Слуцкой

Мама с Жанной Федоровной смеются: «Давай, давай! Нормально!» Коньки мои, кажется, все собирали. И мама, и тренер, и даже наш доктор Виктор Иванович. Они, конечно, в чехлах летали — голова-то соображает! Не дай бог, затупятся или поцарапаются. Понимала, что швырять надо так, чтобы не испортить.

Свою первую медаль я хорошо помню. Алюминиевую, на голубой ленточке, с надписью «Калинин 1987». После нее я захотела следую­щую. И еще! Еще! В борьбе за них и проходила жизнь. В тринадцать лет стала третьей на чемпионате СССР среди юниоров. Шла после соревнований по коридору и столк­нулась с президентом Федерации фигурного катания. Он пожал мне руку:

— Молодец, хорошо каталась, только почему всего лишь третья — не пойму?

Я этого тоже не понимала.

— В следующий раз обязательно выиграю!

Но через год вышла на лед и упала — сделала такую глупую ошибку! Стою после выступления, лицо руками закрыла, плачу. Объявляют оценки, а я от обиды ничего не слышу. Мама трясет меня за плечи: «Ира! Смотри на табло! Ты первая, понимаешь? Первая! Теперь поедешь на чемпионат мира!»

А я все плачу: что за шутки? Я же упала!

…Поехать в таком возрасте на юниорский чемпионат мира — это было из области фантастики. Там выступали девчонки на два-три года старше меня, и вдруг вылезла я, маленькая, и стала седьмой. Причем даже не поняла тогда, как это здорово. Думала: чего радоваться-то, ведь место не первое.

Чемпионат проходил в Южной Корее. Для ребенка, рожденного в Советском Союзе, все там было словно кадры из фантастического фильма: сияющие рекламные щиты, шикарные магазины, яркие игрушки, жвачка в любом количестве... Не то что у нас.

Помню, в Москве звонит мне подружка Маша: «Ирка, жвачку иностранную продают блоками! Я заняла очередь, приходи! Только быстрее, говорят, кончается!» Звоню маме и чуть не плачу:

— Алло, мама, в кулинарии продают жвачку импортную!

— Вставай в очередь! Сейчас принесу деньги.

Три трамвайные остановки я бежала не останавливаясь, мысленно повторяя: «Хоть бы не кончилась!» Добежала — очередь как в Мавзолей.

Я стою, и Машка стоит. Очередь двигается, а мамы все нет. Остается два человека, прибегает мама с деньгами — у кого-то заняла, и вдруг жвачка заканчивается. У меня губы дрожат, руки трясутся. Тогда мамочка подходит к какой-то девочке, которая успела купить три блока, и говорит: «Продай, пожалуйста, один блок. Я тебе его открою, и ты возьмешь столько жвачек, сколько захочешь». И девочка его продала. Сколько было радости у меня! Я жевала эти жвачки по половинке, экономила, собирала вкладыши. Не знаю, с чем это можно сравнить. Разве что с «Марсом» или «Сникерсом», которые появились попозже. Я их покупала, когда ездила в Новогорск на спортивную базу. За один раз никогда не съедала, откушу кусочек и спрячу, растягивала удовольствие...

А в Южной Корее у меня просто глаза разбегались. Ничего подобного я никогда не видела.

Забирала одноразовые зубные щетки, шапочки для душа, мыло, чтобы показать родителям. Вот они удивлялись! Смотрели на меня с уважением: молодец, дочка! В начале девяностых о поездках за границу даже не думали, а их ребенок поехал!

На следующий год из Италии привезла в дополнение к медалям кокосовый орех и йогурт — в России понятия о нем никто не имел.

В пятнадцать лет я собралась в Америку, в Колорадо-Спрингс. В бухгалтерии нам выдали суточные — девяносто долларов. Перед самым отъездом мама дала еще четырнадцать. Сэкономила заработанные рублики и поменяла их для меня. Она сама тогда увидела эти зеленые бумажки первый раз в жизни: «Купишь себе что-нибудь...» Я посмотрела на нее и поняла: «Хватит тратить на себя.

Жанна Федоровна тренирует Слуцкую с самого детства Жанна Федоровна тренирует Слуцкую с самого детства Фото: РИА Новости

У меня есть мои родители».

Домой я вернулась с бронзовой медалью и подарками: маме — ночную рубашку размера на три больше, чем нужно, папе — брелок. Себе привезла плеер и мечту дев­чонок — куклу Барби с кучей одежек и лаком для волос. Все-таки я была еще ребенком.

Мне нравилось, что родители мной гордятся, что я умею делать то, что многим взрослым не под силу. Но и своим беззаботным сверстникам завидовала. Тоже хотелось погулять, в кино сходить лишний раз, с мальчишками знакомиться. Случалось, не выдерживала: «Хочу жить как все! Бросаю фигурное катание!»

Зная мой горячий характер, мама и Жанна Федоровна не спускали с меня глаз.

На соревнованиях я жила в одном номере с тренером. Девчонки сочувствовали: «Бедная, как же скучно жить под присмотром!» Я злилась — и правда, маленькая я, что ли? Но Жанне Федоровне никогда не возражала. К тому моменту уже убедилась: она знает все лучше меня.

Да, я могла зашвырнуть коньки, взбрыкнуть, поворчать, но расставаться со спортом на самом деле вовсе не собиралась. Ощущение восторга, которое возникает, когда понимаешь, что одержал победу, я бы тогда ни на что не променяла.

Год проходил за годом, статус соревнований становился выше. В 1995 году я поехала на свой первый чемпионат Европы в Дортмунд и несмотря на то, что была уже довольно взрослой, сильно перетрусила. Город мрачный, до катка приходилось добираться по темным переходам, и на самом катке тоже почему-то было мрачно.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Анастасия Иванова Анастасия Иванова актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй